Игорь Эммануилович Воеводский. «О творцах прошлого ...». Встречи с интересными людьми - События и мероприятия Центра - Персональный сайт
Если вместе, мы все сильны!
События и мероприятия Центра
Меню сайта

Поиск по событиям


» События » Встречи с интересными людьми
Игорь Эммануилович Воеводский. «О творцах прошлого ...».

Мы с вами двигаемся дальше.

Здесь много таких идей, чтобы надо потереть, потрогать. Например, недалеко отсюда есть фигурка чижика-пыжика.

Конечно, вы знаете, эту историю, что есть такая смешная песенка «Чижик-пыжик…» - дразнилка, которой дразнили студентов Императорского училища правоведения, в котором учился когда-то и Петр Ильич Чайковский, и композитор Серов, и критик Стасов, и поэт Апухтин.

И однажды во время одного из кинофестивалей замечательный художник, скульптор, кинематографист, поэт Резо Габриадзе сделал и подарил Петербургу фигурку чижика, во время праздника ее установили недалеко отсюда на Фонтанке, рядом с 1-м Инженерным мостом, напротив дома № 12/1.

И знаете, не прошло и недели, прохожу мимо и слышу, как экскурсовод говорит, «вот бросьте монетку так, чтобы попасть в фигурку чижика, и вы вернетесь в этот город». С чего ей это пришло в голову?

Прошло еще, наверно, пара месяцев, наступило лето, и я видел вообще комическую ситуацию. Вот стоят экскурсанты, бросают монетки, пытаются попасть, с первого раза не попадают, монеток много бросают, а рядом стоят мальчишки с сачком в руках и лезут туда на глазах у этих самых туристов, которые бросают монетки, и собирают на дне эти монетки. В общем, комедия абсурдов, я бы сказал.

Но на самом деле надо понимать, что существует очень много предпосылок и случаев, почему люди совершают вот такие глупые вещи. Мало того, что бросали монетки в этого самого чижика-пыжика, возник такой своеобразный спорт: несколько раз какие-то люди, мне кажется, исключительно дабы показать свою храбрость, лихость, ночью спускались к этой фигурке, и этот подарок поэта, кинематографиста, скульптора, художника Резо Габриадзе несколько раз воровали, с концами, его заново воссоздавали, ставили на место, на пьедестал, и снова воровали. Почему? Как можно?

Один вариант, как правильно Саша сказал уже, - мышление пещерного человека, который, как в доисторические времена верил, что что-то измениться, оттого, что он потрет где-то или сядет в обнимку с кем-то, другой вариант - дурацкий, такой вот лихаческий, просто бездумный поступок, бывает и другое - религиозный фанатизм, причем это связано с самыми разными религиями.

Например, в буддийском храме в Японии есть знаменитая скульптура Будды, которой 2,5 тыс. лет.

И вот на протяжении многих столетий верующие буддисты считали, что их судьба улучшится, измениться, если они распишутся на этой статуе. И вот они оставляли росписи на протяжении нескольких столетий.

Очень мудро, очень любопытно поступили власти этого места. Чтобы защитить памятник от таких дурацких действий верующих, они поставили рядом с ним огромные щиты, на которых любой желающий может расписаться. Пожалуйста, ты хочешь, ты веришь, что этот как-то улучшит твою жизнь, сделай это, распишись вот здесь на щите. А сам памятник тщательно отреставрировали, вымыли.

В христианстве множество примеров.

В Риме в Соборе Святого Петра, в самом главном католическом соборе, сначала об этом прочёл, а потом увидел своими глазами, каждый верующий считает необходимым прикоснуться рукой к сандалии св. Петра.

Бронзовая скульптура, руки наши мягкие, нежные, казалось бы, ну что такого, потерли мягкой рукой бронзовую скульптуру, но тысячи рук, которые трут ежедневно, ежеминутно, стирают слой за слоем, атом за атомом, молекулу за молекулой металл, и такой прочный материал как бронза, стирается от этого.

И это надо понимать, осмысливать, знать, и не повторять глупые поступки людей, которые часто и бездумно повторяются.

Есть и другие примеры, и побудительные мотивы для совершения каких-то вандальных поступков.

Например, мы знаем об истории некоторых картин, и, в частности, в Эрмитаже, и в некоторых других музеях мира, которые вызывают у людей с какой-то неуравновешенной психикой, какое-то повышенное беспокойство.

И известна история картины «Даная» Рембрандта, у нас в Эрмитаже, когда какой-то человек облил кислотой, и несколько ударов ножом сделал по этому холсту, разрезав его во многих местах.

Спасибо замечательным реставраторам, мастерам, которые, работая несколько лет, день за днём, час за часом, отреставрировали, зашили, так что мы с вами не найдём следов ножевых ранений, следов воздействия кислоты.

Поэтому много есть разных вариантов вандализма. Какая тяжелейшая работа художников, скульпторов, реставраторов требуется, для того, чтобы воссоздать, вернуть целостность скульптуре, картине, памятнику.

Мы, как правило, исходим из того, создатель скульптуры или памятника, человек добросовестный. Но не всегда, как выясняется.

Оказывается, творцы могут быть недобросовестно выполняющими свои профессиональные обязанности. Позже я расскажу, какие муки приходится переживать реставраторам, если тот, кто создавал скульптуру, не все сделал так, как нужно. Но об этом чуть позже.

Сейчас мы с вами поедем мимо Стрелки Васильевского острова. Вы прекрасно знаете это место. И уже отсюда немножко видны в левые окна Ростральные колонны, мимо которых мы с вами поедем, и здание Биржи.

Давайте вспоминать, у основания колонн стоят большие белые скульптуры, кого они изображают, помните?

Это аллегории четырёх российских рек, главных, как тогда казалось в 19 веке: Волги, Волхова, Днепра и Невы. Вот мы сейчас будем подъезжать, посмотрим, из какого материала они созданы. Из того же материалы делались скульптуры на аттике Адмиралтейства, большая группа, изображающая Посейдона, с трезубцем в руках, нимф, окружающих его, и морских коней, которые тащат колесницу Посейдона, бога морей.

Когда мы говорим о вандализме, я уже несколько приводил примеров: глупость, лихачество, религиозные суеверия. Несколько лет назад в журнале «Автобус» были опубликованы отклики школьников о вандализме. И один мальчик 5-6 класса написал, я тогда подумал что, наверно, это ему мама с папой так сказали, взрослые мысли, он пишет «вандализм, когда современный архитектор ставит рядом с архитектурным памятником новую постройку, которая совершенно не вписывается в пейзаж».

Посмотрите направо, назад - там огромная строительная площадка. Сейчас очередные бурные споры идут на тему, что делать на этом месте. Там в советские времена были построены здания Государственного института прикладной химии. Здания, которые, конечно, не украшали Неву, такие среднего качества, они стояли почти, получается, напротив Зимнего дворца и других шедевров Стрелки Васильевского Острова. Несколько лет назад было принято решение снести все эти здания, и построить на их месте абсолютно новые здания.

Я видел проекты, которые предлагаются, но у меня, честно говоря, очень большие вопросы к тем архитекторам, которые это проектируют. Я не могу сказать, что это плохие постройки. Некоторые из них весьма эффектные, они из стекла, металла. Но вот как они будут смотреться здесь, напротив Стрелки Васильевского острова, и какой они будут вносить диссонанс, скорее всего.

Мне кажется, что это очень спорный вопрос, можно ли тут такое строить. Одна, на мой взгляд, из интересных идей была, создать на этом месте зеленую пешеходную зону, чтобы Набережная превратилась в такой замечательный зеленый парк.

Конечно, на Петроградской стороне и так довольно много парков, Александровский сад красивый. Но, тем не менее, быть может, этот проект был бы более интересным. По крайней мере, деревья не внесли бы диссонанс в архитектурный облик Петербурга.

Я очень много путешествовал в последние годы, я видел очень много городов, и должен сказать, что Лондон, например, притом, что это блистательный город, с великолепными архитектурными шедеврами, как средних веков, так и начала XXI века, но Лондон проигрывает Петербургу, потому что у него нет того единого дыхания, архитектуры, который есть у нас в Петербурге.

Вот красивая река Темза, но каждый раз, выходя на нее, на ее берег, особенно где-нибудь напротив Собора св.Павла, это второй по величине в мире купольный храм - Собор Святого Павла в Лондоне, красивая постройка 1670-хх годов, строилась она 300 с лишним лет назад, и ее почти не видно уже, в окружении самых разных - стеклянных, бетонных, красивых или некрасивых, очень-очень разных построек, а зачастую просто безобразных бетонных ящиков.

И красивые постройки там есть. Мне очень нравятся постройки Нормана Фостера. Так называемый «огурец», замечательное по архитектуре здание.

Фостер - единственный, кто получил звание лорда за достижения в архитектуре. Это архитектор номер один. Построил «огурец» лет 20 назад. Идеальная форма, очень красиво поставленное здание. Но оно торчит над лондонским Тауэром, оно торчит кое-где над Собором св. Павла.

Но его уже тоже становится почти не видно, потому что очень много уже еще более высоких зданий или зданий, которые может быть и не очень высокие, но в силу ракурса, стоящие ближе к набережной, они закрывают и Собор св. Павла, и Вестминстер.

То есть там нет того идеального варианта, который есть у нас с вами. У нас тоже есть ошибки архитекторов, мы обязательно об этом поговорим. Но посмотрите на набережную Невы от Исаакиевского собора и дальше левее до самого моста - ни одно здание не является диссонансом, они все по своим пропорциям, так или иначе, перекликаются: линии карнизов, деление этажей. В Лондоне на Темзе такого нет.

Мы с вами едем по набережной Невы к Горному институту. Ещё один вандализм, о котором можно говорить, государственный вандализм. На протяжении 70 лет Советской власти велась борьба с религией, когда разрушались церкви, сносились вообще, или когда в церкви устраивался, например бассейн, как мы можем видеть на Невском проспекте.

Или в церкви устраивался каток. Посмотрите, сейчас эта церковь видна в лобовом стекле.

Посмотрите, какое красивое здание. Как блестят позолоченные купола этой церкви. Подумайте, стоило в этой церкви устраивать каток, так уж это было необходимо. Сейчас оно с правой стороны, посмотрите, как эффектно оно смотрится. Да, это не такая уж древняя постройка, это вторая половина XIX века, но сколько в этом здании искусства. Сколько мастеров трудилось над ее созданием. Так что вандализм - разрушение памятников, зданий - всё это не такой уж простой процесс.

Мы с вами двигаемся к Горному институту, чтобы увидеть две скульптурные группы. Их редко разглядывают, потому что туда как-то далековато ездить. Они изготовлены из того же материала, из которого изготовлены и статуи Ростральных колонн. Когда архитектор Воронихин создавал здание Горного института, то по его замыслу рядом с ним, перед ним как украшение поставили две скульптурные группы, связанные с тематикой Горного института.

Горный институт - это институт, в котором учат и учили самое начало будущих специалистов по строительству шахт, карьеров, геологов. То есть они должны заниматься горными недрами, тем, что лежит в земле. И поэтому два мифа использованы античные.

Один из них - это миф о Геракле. Мы с вами помним о 12 подвигах Геракла, такого удивительного по силам человека. Он был не совсем человек, он был сыном Зевса и смертной женщины, поэтому он обладал невероятной силой. И однажды ему пришлось бороться с сыном богини земли Геей, а звали его Антей.

Антей был сильнее всех, пока он держался за свою мать, пока он соприкасался с ней, его никто не мог победить. И, зная это, Геракл, чтобы победить его, приподнял его над землей, оторвал его от земли и, лишившись материнской помощи, Антей стал беззащитным, и Геракл смог его победить.

Это один сюжет, который мы с вами видим.

А другой сюжет связан с похищением Персефоны. Подземный царь Аид полюбил прекрасную девушку Персефону. Но родители-боги не хотели отдавать ему в подземное царство свою дочь. Кто захочет отдать свою дочь в подземное царство, чтобы жила без солнца, без света. И тогда Аид похитил ее. Второй сюжет так и называется «Похищение Персефоны».

Мифология Древней Греции. Была у великой богини Деметры юная прекрасная дочь Персефона. Отцом Персефоны был сам великий сын Крона, громовержец Зевс. Однажды прекрасная Персефона вместе со своими подругами, океанидами, беззаботно резвилась в цветущей Нисейской долине. Подобно легкокрылой бабочке перебегала юная дочь Деметры от цветка к цветку. Она рвала пышные розы, душистые фиалки, белоснежные лилии и красные гиацинты. Беспечно резвилась Персефона, не ведая той судьбы, которую назначил ей отец ее Зевс.

Не думала Персефона, что не скоро увидит она опять ясный свет солнца, не скоро будет любоваться цветами и вдыхать их сладкий аромат. Зевс отдал ее в жены мрачному своему брату Аиду, властителю царства теней умерших, и с ним должна была жить Персефона во мраке подземного царства, лишенная света и горячего южного солнца.

- А помните, кто помогал Аиду в тёмном царстве стеречь души мёртвых? Такое странное существо с тремя головами?

- Цербер, трёхглавая собака.

И вот уже в лобовое стекло мы видим здание Горного института. И перед ним - две скульптурные группы. Смотрите, пожалуйста, в правые стекла - вы видите из белого материала скульптуры. Геракл оторвал от земли Антея. И Антей уже лишен силы.

А соседняя скульптура - царь подземного царства Аид похищает прекрасную Персефону. В ногах у него пёс трёхглавый - цербер.

- Как вы думаете, из какого материала сделаны эти скульптуры?

- Гипс.

- Если бы это был гипс, они бы уже давно рассыпались. Гипс от влаги очень легко разрушается. Даже если постоянно реставрировать, все равно скульптуры бы разрушались, из гипса их легко потерять.

- Известняк.

- Известняк - очень хороший ответ. Это, действительно, известняк. Известняк - это камень, а камень бывает разный. Это пудостский камень, это очень мягкий, легко разрушаемый известняк.

Давайте вспомним, что такое известняк? - Это миллионы лет назад лежавшие на дне моря ракушки, осыпались год за годом, столетие за столетием, сверху давила толща морской воды, воздействовала она и своими химическими солями, постепенно эти ракушки, которые столетиями откладывались на дне, прессовались, и получился камень-известняк.

Известняк бывает разный. Вот пудостский камень, добываемый недалеко от Гатчины, в селе Пудость, он очень мягкий. Когда он намокает, довольно легко начинает крошиться. И так сложилось, что в начале 19 века в Петербурге очень много скульптур делалось из этого камня. Он похож на мрамор, такой светлый почти как белый мрамор. Имеет интересные свойства, которых нет у других отделочных материалов — меняет цвет в зависимости от освещения и погоды, принимая различные оттенки серого и желтовато-серого цвета.

Его легко резать. Он в отличие от мрамора режется обычным ножом. Поэтому достаточно легко было создавать эти скульптуры. В начале 19 века их создано много: здесь у здания Горного института, у Адмиралтейства - нимфы, несущие небесную сферу, на Стрелке Васильевского Острова - у Ростральных колонн.

И вот этот камень, легко разрушающийся, очень сложно поддается реставрации. Во-первых, у нас больше нет камня, которого можно было бы добывать в большом количестве. Те каменоломни, в которых их добывали, уже залиты водой. И вот этот камень, находящийся в воде, он уже не может быть прочным. С трудом удается найти небольшие кусочки камня, чтобы реставрировать, добавлять, когда что-то отламывается. А ломается он очень легко.

И вот скульпторы, реставраторы, которые работают для воссоздания этих скульптур, перед ними стоит очень сложная задача. Во-первых, они расчищают материал от старых реставраций, потому что в XIX-XX вв. их реставрировали неправильно - замазывали цементом. А цемент - он гораздо тяжелее пудостского камня, он закрывает поры камня, а камень должен дышать, известняк, по крайней мере.

А тут он лишается воздуха, и начинает ещё больше разрушаться.

Реставраторы должны были убрать все эти наносные части. Потом, расчистив, они должны были воссоздать то, что было утрачено, вырезать из камня, приклеить так, чтобы было абсолютно незаметно. И потом они должны были защитить от дальнейшего разрушения. Уже после всех работ они покрывают камень специальным известковым молочком.

Этот материал тончайшей пленкой ложиться на камень, но он защищает его от влаги, в то же время не прерывая сообщения с воздухом. Эта плёночка очень тонкая, буквально касание человеческих рук может ее разрушить.

Учителя - люди, которые должны учить доброму, разумному, вечному, кроме того, учителя, которые учат учителей, мне показывают программы по обучению детей, и у них там всюду есть - «потрогать руками». И я вижу фотографии, как они приводят детишек, они подходят к этой самой скульптуре и трогают пальчиками этого трехглавого пса. Детишки из детского сада, пальчиками трогают, потому что учителя считают очень важным, чтобы дети через тактильные ощущения, прикасания поняли, что такое камень, металл.

Да, это, конечно, важно. Но надо это делать в каких-то других местах. Можно потрогать гранит набережной, который от этого не разрушится. Набережная длинная, одни потрогают в одном месте, другие - в другом, не будет такого постоянного воздействия. А мягкий разрушающийся камень нельзя подвергать такому воздействию.

Вот теперь эта церковь, которая была превращена в советские годы сначала в фабрику, а потом в каток, будет видна тем, кто сидит слева.

Чтобы золотить вот эти купола, мастера должны туда забираться на самый верх. Мы видим, как построены леса вокруг этих башен, они обтянуты полиэтиленом, чтобы туда поступал свет, и немножко этот полиэтилен спасает от ветра, но не очень сильно спасает. Это очень тяжелая работа. И там не просто нужно находиться, а покрывать тончайшим слоем позолоты. И все это делается не летом, когда очень жарко, а в такую погоду, как сейчас.

Реставраторы работают, не покладая рук, круглый год при любой погоде.

Назад

1 2 3 4

Вперед

наверх
Сайт управляется Создание сайтов UcoZ системой